В уголовном деле, фабрикуемом властью против лидера оппозиции, председателя Политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктора Медведчука, следственными органами грубо нарушается процессуальный прядок досудебного расследования. А судья выносит незаконные решения, хотя даже не имел право принимать это дело к рассмотрению. Об этом в ходе пресс-конференции заявил адвокат Виктора Медведчука Дмитрий Лойфман.

«Нужно начать с процессуального порядка проведения досудебного расследования. У нас орган досудебного расследования на бумаге ГБР. А по факту всю работу проводят следователи СБУ. Это прямое нарушение закона, так как дело расследуется в отношении народного депутата. Законом предусмотрено, что только Государственное бюро расследований может расследовать дела в отношении народных избранников», ‒ объяснил адвокат.

Также, по словам Лойфмана, вопрос продления меры пресечения Виктору Медведчуку должен был рассматриваться Шевченковским районным судом города Киева. Но, в нарушение закона, дело принял к рассмотрению судья Печерского районного суда города Киева.

«Дело ведет ГБР, которое находится по адресу улица Симона Петлюры, 15. Это Шевченковский район Киева. И по закону именно по месту органа досудебного расследования обращаются в суд для решения вопросов, которые в компетенции следственного судьи. Но прокурор с таким вопросом (продление меры пресечения в виде домашнего ареста Виктору Медведчуку. ‒ Ред.) обращается в Печерский суд, ‒ напомнил Лойфман. ‒ Стороной защиты были поданы соответствующие ходатайства ‒ в апелляционный суд, в Печерский суд об определении подсудности. Однако судья Вовк умышленно отказал стороне защиты, не стал дожидаться рассмотрения апелляционным судом вопроса о подсудности дела и указал в своем решении, что ГБР относится к его подсудности, судьи Печерского районного суда».

Кроме всего прочего, стороной обвинения были нарушены и сроки подачи ходатайства о продлении меры пресечения в отношении оппозиционера. Однако суд проигнорировал и это нарушение, вынеся, в свою очередь, неправомерное решение по делу, которое у него не было основания даже принимать к рассмотрению.

«В соответствии с законом прокурор должен был обратиться с соответствующим ходатайством за пять дней (до завершения срока домашнего ареста. ‒ Ред.). А в условиях карантина – за десять дней. Но прокурор обратился за три дня, ‒ отметил адвокат Виктора Медведчука. ‒ Если непредвзятый, объективный судья получает ходатайство с нарушением срока подачи, он должен вернуть ходатайство инициатору – прокурору».

Тем более, по словам Лойфмана, стороной защиты были предоставлены доказательства нарушения подследственности со стороны органа досудебного следствия. Но и они не были приняты во внимание судьей.

«Нарушение подследственности является существенным процессуальным нарушением. Есть масса решений апелляционного и Верховного Суда по аналогичным вопросам. В реестре судебных решений есть даже решение самого судьи Вовка – по другому делу, которое расследовала Нацполиция, а должно было расследовать ГБР. В том деле Вовк отменил подозрение, ‒ указал адвокат. – А в нашем деле этот же судья закрывает глаза на данные нарушения и выносит решение, которое противоречит не только закону, но и здравому смыслу».