Народный депутат Украины, председатель Политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктор Медведчук считает, что мера пресечения в виде домашнего ареста ограничивает его депутатскую деятельности и, главное, лишает возможности общаться с избирателями. Об этом политик заявил, отвечая на вопросы журналистов перед оглашением решения Печерского районного суда города Киева о продлении ему меры пресечения.

«С народными депутатами я общаюсь и участвую в заседаниях Стратегического совета, который проходит у меня дома. Но, естественно, я не могу принимать участие в пленарных заседаниях Верховной Рады, в работе комитета и не могу участвовать во встречах с избирателями. Конечно, это ограничивает мою депутатскую деятельность, это ограничивает мою деятельность как оппозиционного политика», – подчеркнул парламентарий.

Также Виктор Медведчук в очередной раз подтвердил, что его коллега Тарас Козак, которого также обвиняют в государственной измене, находится на лечении Беларуси, и об этом и украинской власти, и правоохранителям хорошо известно.

Напомним, 7 июля Печерский районный суд города Киева принял решение о продлении сроков досудебного расследования по делу председателя Политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктора Медведчука, которого Офис генерального прокурора обвиняет в государственной измене. А 8 июля в течение всего дня рассматривался вопрос о продлении политику меры пресечения, но вердикт Печерский районный суд огласил только утром 9 июля: лидеру оппозиции продолжили домашний арест еще на два месяца.

Ранее, комментируя выдвинутые обвинения, председатель Политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктор Медведчук заявил, что уголовным преследованием, давлением и репрессиями власть пытается незаконным способом ограничить его полномочия как народного депутата.

«Считаю, что нет оснований для продления меры пресечения в виде домашнего ареста, так как нет оснований для того, чтобы ограничивать мои полномочия народного депутата. Я должен принимать участие в пленарных заседаниях, в работе комитетов, во встречах с избирателями. И у меня есть для этого все основания. А у следствия сегодня нет причин вести речь о каких-то рисках, способных помешать расследованию дела. Уже 4 месяца проводится это расследование, и нет никаких оснований говорить, что я могу вмешаться или повлиять на следствие», – подчеркнул оппозиционный политик.